Главная > Новостная лента > Спрятать деньги в офшорах станет проблематичнее

Спрятать деньги в офшорах станет проблематичнее

23.02.2015  |  Рубрика: Казахстан

В ближайшие годы мир ожидает глобальный обмен финансовой информацией, в рамках которого каждому казахстанцу, имеющему активы за рубежом придется отчитываться о том, заплатил ли он налоги с этих средств. Об этом в интервью LS рассказал директор швейцарского офиса PwC Сергей Безбородов во время Форума финансовых инноваций в Алматы.

Сергей, вы давно занимаетесь консультациями в области налогобложения в разных странах, какие тенденции вы наблюдаете сегодня в сфере фискальной политики в мире? Какие глобальные тренды можно выделить?

Обычно говорят, что любимая задача налогового консультанта - это напугать клиента для того, чтобы продать свои услуги. Но дело в том, что ужаса, который сейчас происходит в вопросе налогообложения частных клиентов сейчас столько, что мы сами стали бояться (смеется). В чем же дело? Дело в том, что пока Казахстан занимается собственными проблемами в области налогообложения мир движется вперед быстрыми шагами и те вопросы, которые казалось бы решались в Казахстане проще и не создавали серьезных рисков, теперь выводятся на международную арену и таким образом создают проблемы у казахстанцев вне страны.

Вы знаете, что в 2009 году у швейцарского банка UBS возникли проблемы с налоговыми органами США. Американцы потребовали раскрыть счета клиентов банка, наказали много своих граждан, которые не платили налоги. Соответственно, пострадала репутация банков не только Швейцарии, но и других стран. Этот процесс снежным комом покатился по миру. Мало того, что США приняли закон FATCA, который заставляет раскрывать все счета американцев во всех финансовых институтах, та же самая система будет работать для всего мира. То, что мы сейчас видим, это глобальное давление в основном на частных лиц с тем, чтобы раскрывать информацию независимо от того, хотят они этого или нет. Таким образом, в ближайшие три года мы увидим глобальный обмен информацией по всем счетам частных лиц.

Это в рамках подписания какого-то межправительственного соглашения или договора?

На сегодняшний день огромное число стран подписали Конвенцию об обмене информацией. Это единая глобальная конвенция, к которой присоединились все страны, в том числе и те, которые известные своей закрытостью - так называемые офшорные зоны - Кайманские острова, Британские Виргинские острова, Швейцария, Великобритания, Сингапур и многие другие. На самом деле найти страну, которая не подписала и не ратифицировала эту конвенцию, крайне сложно. Мне кажется, там только Ямайка и США. Американцы, конечно, поступили очень умно и цинично - они забирают информацию, но сами никому ее отдавать не хотят.

Казахстан тоже присоединился к этой Конвенции и уже с сентября 2018 года ожидается, что казахстанские государственные органы начнут обмениваться и получать информацию по счетам 2017 года всех казахстанских резидентов. Например, есть у казахстанского резидента счет в швейцарском или сингапурском банке, этот счет автоматически поступает в систему налоговых органов этих стран с именем человека, с номером счета, балансом на нем и единой партией раз в год отправляется в Министерство финансов Казахстана. Что с этой информацией будет делать Минфин? Это его дело.

Таким образом, если на сегодняшний день у казахстанцев есть средства в «нечистых», нелегальных структурах, если эти средства не было корректно обложены, то они очень сильно «попадают».

В чем главные риски этих тенденций?

Бояться в первую очередь нужно даже не казахстанские налоговые органы, потому что некоторые вещи в Казахстане можно решить полюбовно, для определенных вещей у налоговых органов могут «не дойти руки» и т.д. Что опасно в этом процессе, так это то, что сами иностранные регуляторы начали требовать от банков тотальной чистоты. Каждый банк обязан проследить, что его клиент - законопослушный налогоплательщик, потому что банк не имеет права соучаствовать в налоговом уклонении. Не все банки еще добрались до казахстанских клиентов, потому что Казахстан для них еще маленький рынок по сравнению с Россией и другими странами. Но по процедурам каждый банк должен обработать свои ключевые рынки, в том числе и Казахстан. Если пока до казахстанцев не добрались в этом году, доберутся в следующем.

Что значит «доберутся»?

Это означает, что каждый банк должен сделать проверку всех своих клиентов-резидентов Казахстана, посмотреть на их структуры. Если они увидят, что структура не совсем законна, то клиента вызывают и говорят: «У нас есть подозрения, что эта структура должна облагаться в Казахстане налогом. Можете доказать, что вы заплатили этот налог? Если не можете, то мы считаем вас уклонистом и работать с вами не можем. Мы закрываем ваш счет, ищите себя в другой стране, в другом банке».

Я с этой ситуацией уже сталкивался на практике с одним казахстанцем, то есть это не сказки. Поэтому и опасно. В любой момент те активы, которые хранятся за рубежом, могут быть заморожены. Единственное, что можно сделать с закрытым счетом - это пойти в более мелкий банк. Когда этот мелкий банк вас выгонит, поехать в более мелкую страну, в конечном случае ваши деньги окажутся в каком-то африканском банке, где с ними вообще не получиться совершить каких-то операций. Картина не очень радужная получается.

А что означает «незаконная структура»? Какая структура считается законной, а какая нет?

Наиболее распространенный вариант такой структуры - это компания, зарегистрированная на Британских Виргинских островах (BVI). Это классический офшор. Допустим, ей владеет казахстанский резидент, и эта компания получила откуда-то доход. Неважно откуда и в каком виде: в виде дивидендов, доходов от торговых операций, прибыли от продажи акций и т.д.

Эта прибыль накопилась и по итогам года она должна быть добавлена к общей прибыли владельца компании. Если человек контролирует эту компанию, он сам решает, когда выплачивать дивиденды, то есть тот доход, который компания заработала. Пока эти деньги находятся в офшорной юрисдикции, владелец компании может никогда не распределять эти дивиденды. Если нет распределения, нет и налога на дивиденды. Компания может откладывать уплату налога на дивиденды бесконечно.

Но эту полученную прибыль он может реинвестировать в развитие компании и т.д.?

Да, конечно. Он может эти деньги не трогать или трогать - они могут дальше работать. А налог при этом в Казахстане не уплачивается, поскольку нет физической выплаты дивидендов. Таким образом происходит постоянная отсрочка налога и казахстанский бюджет недополучает поступления. Вот чтобы этой отсрочки не было, начинают работать правила о контролируемых иностранных компаниях (далее - правила КИК), легализованные в рамках подписания международной Конвенции об обмене информацией. То есть как только человек заработал, в этот же год он обязан добавить этот доход к своей декларации и оплатить по нему налог.

Что такое «правила КИК»? Они отображены в каком-то казахстанском законе?

Эта часть налогового законодательства самого Казахстана, причем это специальная статья, которая существует с 1995 года. В 2003 году это была 134 статья, сейчас это статья 224 о доходах в странах с льготным налогообложением. Дело в том, что при разработке Налогового кодекса за основу был принят американский опыт и очень многие положения по сути были позаимствованы в упрощенном виде у США. Но с 1995 года по 2003 года это положение не работала вообще никак.

Почему?

Оно было спящим, большинство не совсем понимали, как его нужно использовать. Но я по крайней мере не слышал и не видел о случаях, чтобы кто-то к этой статье как-то обращался. Даже когда люди читали эту статью, они не понимали, что она означает. В 2003 году произошла смена налогового законодательства, однако эта статья сохранилась.

До 2009 года эти правила работали для казахстанских юридических лиц, то есть если ТОО владело какой-то BVI в офшорах, то у них возникали проблемы. Я видел, как эти структуры существовали и естественно, у налоговых органов и аудиторов были к ним претензии.

И все платили?

Кто, как. Кто-то вообще не знал о существовании этих правил. Но факт в том, что эти офшоры, зарегистрированные на юридических лиц, исчезли через пару лет. Уже в 2006-2007 годах я не припоминаю на своей практике, чтобы казахстанское юридическое лицовладело «чистым» офшором. Потому что обратили внимание на это правило, поняли, что им играться нельзя. А вот с физическими лицами была дыра в законе, поскольку к ним это правило не применялось.

В 2009 году в силу разных причин эту статью заметили, и она стала применяться к физическим лицам в том числе. Таким образом, те физические лица, которые до 2009 года открыли офшорные компании, в одночасье из законных налогоплательщиков превратились в незаконных. Многие так и не отреагировали, многие до сих пор не в курсе, что что-то произошло, потому что это правило никогда публично не обсуждалось и юристы их не предупреждали. Я это правило знаю хорошо, потому что очень много работаю с американцами, это позаимствовано из американского налогового законодательства.

А компании, которые занимаются регистрацией компаний в офшорных юрисдикциях, обязаны предупреждать о рисках?

Их задача - продать. А то, что человек покупая ее, покупает себе проблемы - это уже их не волновало. Сейчас это, конечно, как минимум не этично, как максимум - некое соучастие. Поэтому с офшорами казахстанцам работать можно, никто не запрещает, имей - работай, но на все что заработал - плати налог.

Почему казахстанские налоговые органы не проявляли активность?

Не проявляли активность, потому что не было информации. Все эти страны, которые находятся в черном списке, с ними нет обмена информацией и поэтому выяснить - есть ли у человека офшор или нет - практически невозможно без инструментов обмена информацией. И по сей день я по крайне мере не слышал о публичных случаях, когда кого-то привлекали бы налоговые органы или суды.

В чем опасность сейчас - в том, что в ближайшие годы стартует глобальный международный обмен информацией. Казахстан не будет впереди планеты всей, первые стартуют в 2015 году ряд стран,это большинство западноевропейских стран. С 2018 года стартует обмен со всеми остальными странами, в том числе и Казахстаном.

А какая ответственность предусмотрена за такое уклонение от налогов?

Вплоть до уголовной ответственности - несколько лет в тюрьме. Может быть административное наказание - по решению суда. Так что эта вещь очень серьезная и уже несколько лет пытаюсь донести до людей, что хватит баловаться с офшорами, нужно что-то переделывать.

Что можно сделать?

Базовые принципы понятны. Эти правила в Казахстане не самые жесткие и в принципе разрешают работать с «белыми, красивыми» странами. Не работайте с «черным списком», не работайте с Кайманами, БВО, Сейшельскими островами и т.д. Это низконалоговые зоны, их используют именно для того, чтобы не платить налог. Конечно, вместо казахстанского налога, проще заплатить ноль в другой стране.

Если люди выстраивают налоговые структуры не для уклонения, а есть реальные другие причины - например, привлечение зарубежного финансирования, выход на IPO, может быть защита частного капитала, создание совместных предприятий с со-инвесторами и т.д., то лучше регистрировать компанию в нормальных странах. Да, налоговые обязательства увеличатся, но, по крайней мере, у них не будет вопросов со стороны налоговых и других органов.

Но бизнес регистрируется в офшорах именно с целью налоговой оптимизации…

Налоговая оптимизация все еще возможна - некоторые транзакции и дивиденды во многих странах освобождаются, в той же Голландии, например. Но творить беззаконие у вас не получится. Тратить эти деньги на личные цели тоже не получится. В принципе можно работать, но соблюдая правила. И пока это налоговое законодательство Казахстана позволяет делать.

А что делать со старыми компаниями? Их можно закрыть?

Просто так закрыть тоже не получится. Самый правильный способ, если человек уже согрешил — прийти, сознаться, доплатить налоги, которые он не доплатил и дальше спать спокойно. Необязательно платить налоги за все время существования компании, достаточно в пределах срока исковой давности - это максимум 5 лет.

Возможно ли воспользоваться налоговой амнистией в этом случае?

К сожаленью, казахстанский закон об амнистии, не так совершенен, как хотелось бы. В нем нет прямых норм, которые позволяли бы легализовать эти офшорные компании. Может быть поэтому по амнистии зарубежных активов нет никакой информации. Никто не амнистирует зарубежные активы, большинство из которых, как я предполагаю, находятся в офшорах. Просто так раскрыть свои активы в этих юрисдикциях люди побоятся сделать, потому что нет никаких гарантий дальнейшего «не преследования».

Что же тогда делать даже честному человеку или человеку, который хочет стать честным в данной ситуации - трудно сказать. Может быть, стоит самому добровольно вне амнистии раскрывать эти средства, подавать дополнительные декларации за последние годы и доплачивать эти налоги. В общем, как «почистить» прошлое я не знаю. Для этого нужна машина времени (смеется). Это невозможно. Из этого прошлого можно перейти в нормальное будущее. Из «некрасивой» структуры можно сделать «красивую» и перестать нарушать. Пожалуй, амнистия и самодекларирование - самый правильный способ, но, к сожаленью, до конца не проработанный.

Источник: zakon.kz

Все новости »

Просмотров: 1223 человек

Ключевые слова:

Национальные информационные технологии Астана Покушение Строительство Bar Associations Закон РК О гарантированной государством юридической помощи Государственный судебный исполнитель Закон О государственной службе Порядок пребывания граждан Рейдовые мероприятия по местам массового отдыха Работы Комитета по исполнению судебных актов Штраф От налога для нерезидентов в России пострадают казахстанские компании государственные служащие Мухтар Аблязов Аблязов политическое убежище услуга ЦОН подать в суд исковое заявление посредством электронного правительства Важный инструмент правовой политики В Мажилисе презентовали проект Гражданского процессуального кодекса Казахстана Новое в Уголовно-процессуальном законодательстве РК Парламент Казахстана принял законопроект "О миротворческой деятельности" МСХ РК: Закон о сельхозкооперативах откроет мелким фермам доступ к мерам господдержки